Дизайн купюр и «градостроительная агрессия»

Screenshot_3-1.jpgДизайн денежных купюр — тема, на первый взгляд, малоконфликтная. Кого и что на них изображать, каждая страна решает для себя сама. Где-то отдают приоритет историческим личностям, где-то — архитектурным достопримечательностям или стремятся отразить главные научные достижения своей страны. Но и здесь случаются политические скандалы. Малоприятный рекорд до последнего времени принадлежал России. В октябре 2017 года здесь была введена в обращение новая купюра номиналом в 200 рублей, и на ней «по итогам народного голосования» изобразили виды оккупированного украинского Севастополя — памятник затонувшим кораблям и панораму Херсонеса. Вполне справедливо возмутились не только в Украине — «наличку» с символами оккупации не принимают многие зарубежные банки.

Теперь же «денежный скандал» бушует в Армении. Здесь еще с конца 2018 года в Армении вводятся в обращение купюры нового поколения — они отпечатаны на бумаге с содержанием полимеров и более «износостойкие». Ассигнацию достоинством в 5 000 драмов (10 долларов) посвятили писателю Вильяму Сарояну и эпизодам из его рассказа «Гранатовое дерево». Изобразили на реверсе купюры и памятник Сарояну в Ереване, на фоне панорамы родного города его предков Битлиса.

Но тут о себе напомнил профессиональный провокатор Самвел Карапетян, который любит представляться «исследователем армянских памятников». Именно он, напомним, стоял у истоков нашумевшего скандала вокруг «уничтожения хачкаров в Джульфе» и еще нескольких громких провокациях против нашей страны. Теперь же Самвел Карапетян до глубины души возмутился тем, что на армянской купюре изображена мусульманская постройка. И назидательным тоном изрек в своем «Фейсбуке»: не все, на чем есть купол – это церковь. По его словам, купол в центре — это гробница одного из местных мусульманских вождей, Шереф-хана, построенная в середине XVI века. Затем попытался уверить: он-де призывает не к нетерпимости против мусульманских памятников, а к пропаганде национальных, и если, мол, нужно было строение с куполом, то можно было изобразить местные армянские монастыри. Сейчас они, по словам Карапетяна, «разорены», о известны по архивным фотографиям столетней давности.

В Центробанке ожидаемо парируют обвинения в «недостаточном патриотизме» и разъясняют: во-первых, никто не занимался подлогом и не выдавал «тюрбе» за церковь. А во-вторых, дизайн купюр рассматривал художественный совет, он сотрудничал со специалистами, проводил конкурс эскизов…

Только вот дело не только и не столько в том, как будет спасать репутацию и отбиваться от обвинений в «непатриотизме» ЦБ Армении. Изрядную пищу для размышлений дает сам факт скандала. И дело даже не в том, что истерика, устроенная вокруг изображения мусульманского мавзолея на денежной купюре, начистоту говоря, демонстрирует уровень пещерной ксенофобии, существующей в сегодняшней Армении. Важно другое.

На купюре, напомним, изображен не Париж или Глендейл, а Битлис, административный центр одноименного турецкого вилайета. Одного из тех, которые по Севрскому договору должны были быть отторгнуты от Османской Империи и превращены в так называемую «Западную Армению». Городу Битлис уже состряпали армянское название — «Багеш».

Понятно, что изображенная на купюре панорама сугубо «мусульманского» города, с мавзолеем-«тюрбе», превращается в весомое доказательство слов известного американского исследователя Джастина Маккарти: по его подсчетам, напомним, на начало ХХ века ни в одном из турецких вилайетов, включая и северо-восток страны, армяне не составляли большинства. Более того, если бы все армяне Турции съехались в Восточную Анатолию, у них все равно не получалось большинства. Собственно говоря, именно для «достижения доминирования» и понадобилось устраивать чудовищную по своей жестокости резню мирного «мусульманского» населения, тем более что шла война, боеспособные мужчины были на фронте, а дома оставались дети, женщины и старики. К тому же эта «мусульманская» панорама Битлиса появилась не на турецких лирах, а на армянских драмах.

Нелишне вспомнить и другое. Точно такую же «мусульманскую» панораму, но уже не Битлиса, а Иревана, отображает и картина Франца Рубо, запечатлевшая взятие русскими войсками Иреванской крепости, и отчеканенная в честь этого события медаль, и множество фотографий и открыток вплоть до начала ХХ века. С неудобной исторической застройкой Иревана, переименованного в Ереван, разобрались быстро и решительно — ее под жиденьким соусом «реконструкции» просто пустили под бульдозер, разрушив великолепную крепость, дворец сердара, шесть из семи местных мечетей и многое другое. Так же уничтожили архитектуру других городов Западного Азербайджана, превращенного Россией сначала в «Армянскую область», а затем в Армению.

Сегодня такой «градостроительный геноцид» в качестве второй серии этнических чисток продолжается в оккупированном Карабахе. Здесь разрушают мечети, дома, даже кладбища — так, чтобы о мусульманском «присутствии» на этих землях не напоминало ничего. А устроенная в Армении вокруг «тюрбе» на купюре в 5 000 драм истерика уже не оставляет сомнений: в Ереване не просто не отказались от претензий на Восточную Анатолию. Здесь, похоже, считают захват того же Битлиса «решенным делом» и уже строят планы, как пустят под бульдозер и его историческую застройку. Где точно так же, как новодельная «крепость Эребуни» в Ереване, должны появиться «армянские церкви», «армянские монастыри» и т.д. И если в этот момент вдруг обнаружится армянская купюра с «мусульманской» панорамой Битлиса, это будет ой как неудобно.

Другой вопрос, почему «тюрбе» на ассигнациях вызвало столь бурную истерики именно сейчас, а не, скажем, в ноябре, когда новый дизайн дензнаков в Армении только презентовали. Возможно, конечно, что столь сильное впечатление произвела очередная годовщина «геноцида армян», где все замешано именно на притязаниях к Турции. Но…в те же дни в Армении заговорили о новых поставках оружия из России. Усиливается «военный кулак» в Гюмри. И самое примечательное, разворачивается этакий «армянский фронт против Турции» в Сирии. Где сначала заявляет о себе «армянская бригада» в составе курдских формирований, то есть РКК, а затем, по сообщению близких к той же РКК источников, вспыхивают столкновения в сирийском же Аль-Бабе — между армянскими боевиками с одной стороны и отрядами, которые курдские и армянские источники именуют «протурецкими», с другой. И вот на этом фоне «денежная истерика», во-первых, превращается в явный «указатель», что в Армении претензии на Восточную Анатолию уже превращаются в нечто актуальное. И корни этой «актуализации» следует искать в Москве. В том числе и потому, что столь кардинальные решения от имени Армении уже давно принимаются в столице России.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Əlaqəli xəbərlər